8 (495) 749-1038

Сейчас вы можете позвонить
и записаться на прием


вернуться




Отношения в паре  »  Семейные отношения  »  Дети и родители  »  Личные вопросы


Как наладить и сохранить нормальные отношения в семье?
Как понять и старших, и младших членов семьи?
Что делать, если в семье алкоголик?
Как пережить развод?


Семья с маленьким ребенком: трудности в супружеских отношениях

Марина (29 лет):
Как достичь взаимопонимания с мужем после рождения ребенка?

Моему ребенку 2 года. И столько же времени мы с мужем не занимались сексом. Точнее, за 2 года было несколько попыток вагинального секса, но все они оканчивались неудачно. Причина в том, что мне больно. Я кормлю грудью (и пока не собираюсь заканчивать) и связываю свое пониженное либидо с повышенным "пролактиновым фоном" (кстати, цикл у меня тоже еще не восстановился, овуляции нет). Помимо физических причин, существуют еще и психологические — мне сложно настроиться на секс при спящем в соседней комнате ребенке, я боюсь, что он проснется. Когда же я уверена, что нам ничего не помешает, я предлагаю мужу заняться сексом, но он часто не поддерживает мою инициативу (т.к., видимо, видит, что я сама близости не хочу). Но у меня действительно нет потребности в сексе, я хочу восстановить нашу интимную жизнь в основном, ради мужа.

Есть еще одна проблема — для меня она даже важнее, чем отсутствие секса. Уже больше года мы с мужем спим раздельно, т.е. я сплю в одной кровати с ребенком, а муж в соседней комнате. После рождения несколько месяцев ребенок спал в своей кроватке, но потом пришлось укладывать его в нашу кровать. Через несколько месяцев муж переселился в другую комнату на диван, мотивируя тем, что он все время будит сына (и это действительно так — от его кашля и «ворочаний» ребенок просыпается), ему утром надо часто рано вставать и т.п. Первое время мне очень не хватало тактильного контакта с мужем — до этого мы все время спали вместе; сейчас я уже привыкла, но, естественно, хочу вернуть все к тому, как было раньше. Ребенок засыпает с грудью, ночью просыпается раза 3, и переложить его на другое место нереально — проснется. Я не хочу никаких насильственных методов по отношению к ребенку — считаю, что он сам должен дозреть до самостоятельного сна, должен сам «отвалиться» от груди и проч. Муж же склоняется к тому, что «пора заканчивать». Мои аргументы он не принимает всерьез, но и не настаивает категорично. Какое-то время назад я ему говорила про возраст 2 года, и сейчас, когда этот рубеж уже позади, он хочет получить обещанное. Но я тогда, естественно, не могла представить, как мой ребенок будет нуждаться в груди и в совместном сне. У меня в целом ощущение, что я престала быть женой и стала только мамой.

Вместе мы 10 лет, в браке 5,5.

Подскажите, что можно предпринять в моей ситуации?

FamilyPoint:
У меня вызывает восхищение, Марина, какая Вы преданная и самоотверженная мама; но еще я думаю о том, как это, наверное, нелегко. Помогает ли Вам муж (другие родственники, няня) растить ребенка? Есть ли у Вас возможность заняться чем-либо вне дома, отдохнуть от постоянных забот? Если все детские и домашние дела оказались целиком на Вашей ответственности — Вы, без сомнения, перегружены, и тут уж не до секса. Можно ли что-то изменить в укладе Вашей семейной жизни для того, чтобы Вы могли на время отвлекаться от выполнения своих повседневных обязанностей?

Если попытаться описать отношения в Вашей семье в терминах близости и дистанции, получится следующая картина: у Вас тесная связь с ребенком, а муж на периферии. По началу, когда малыш только родился, такая ситуация — вполне естественная. Но, согласитесь, подобный сценарий семейных отношений вряд ли хорош в длительной перспективе.



Гармоничные отношения в семье можно изобразить так:

Для ребенка чрезвычайно важно видеть, что его родители счастливы друг с другом. Для того чтобы между ребенком и отцом существовала прочная связь, маме надо немного «отойти в сторону» и как бы предоставить место для развития этих отношений. Каждый из взрослых в такой семье может радоваться и супружеской близости, и контакту с ребенком. Мужчина не чувствует себя одиноким в семье; у женщины есть возможность развиваться и не ограничивать себя исключительно материнской ролью.

Похоже, Ваша семья задержалась на первой «картинке». Что может помочь ей перейти ко второй? Что этому препятствует? Нередко трудности возникают по следующим причинам.

Если в детстве девочка не чувствовала себя в достаточной мере любимой, она пытается «исправить» ситуацию во взрослом возрасте, с избытком одаривая своего ребенка тем, чего так не хватало ей самой. Получается, что, заботясь о своем сыне или дочери, она пытается позаботиться о себе маленькой. Вообще-то, проблемы лучше решать в тех отношениях, в которых они возникли, а не переносить в новые.

Другой вариант (возможно, связанный с предыдущим), это когда супругам трудно быть по-настоящему близкими друг с другом. В их отношениях копится напряжение. Чтобы уйти от дискомфорта, каждый из них находит свою «нишу» — работу, ребенка, что угодно, только бы не сближаться.

Наконец, на стиль родительского воспитания влияют представления и правила, существующие в обществе. Лет тридцать назад считалось правильным туго пеленать детей, кормить их по часам, отлучать от груди не позже года. Затем отношение к детям стало более либеральным — родителей призывали прислушаться к потребностям своего ребенка и не ограничивать его практически ни в чем. Безоговорочное следование тем или иным правилам обычно приводит к перекосам — или в сторону чрезмерной строгости, или в сторону вседозволенности. Наверное, для каждой семьи существует свой оптимальный баланс двух главных компонентов родительского воспитания — установления ограничений для ребенка и предоставления ему полной свободы внутри обозначенных границ. Очень хорошо, когда родители способны сотрудничать друг с другом и вырабатывать семейные правила, подходящие для всех членов семьи.



Татьяна (26 лет):
Совместимы ли материнство и женственность?

Я беременна, уже пошел 8-й месяц. С мужем у нас с виду прекрасные отношения, ребенка мы решили завести по обоюдному согласию. Но сегодня я осознала, что мне эта беременность совсем не в радость, я чувствую себя уродливой и боюсь, что не буду больше выглядеть сексуально после родов, что грудь и живот отвиснут. Сначала у меня был ужасный токсикоз, меня рвало целыми днями, а с тех пор, как начал расти живот и увеличиваться объем груди, мне вообще не хочется смотреть в зеркало. Подруги говорят, что беременность — это самое прекрасное время, но я никакой радости в этом не вижу. А это очень плохо для ребенка.

Муж на 5-м месяце сказал, что не может со мной заниматься любовью, что он боится из-за беременности, но после моих истерик себя переборол. С тех пор каждый раз, когда мы занимаемся сексом, я стараюсь прикрывать живот, чтобы он его не видел. Он говорит, что еще не осознает, что у него будет сын, что это нормально, когда ребенок первый, и за все время даже ни разу не постарался поцеловать, погладить живот и вообще старается избегать смотреть на него. К тому же постоянно говорит, чтобы я меньше ела, чтобы не растолстеть. Мне хочется с ним поговорить, объяснить, что мне нужно больше внимания, но я не знаю, как это сделать, не обвиняя его. Пожалуйста, посоветуйте, что мне делать?

FamilyPoint:
Кажется, вас с мужем волнуют похожие вопросы. Совместимы ли материнство и женственность? Можно ли быть сексуальной мамой? Можно ли желать женщину, которая носит (рожает, кормит грудью) моего ребенка? Как стать любящими родителями и остаться страстными любовниками?

Думаю, вам не стоит относить на свой счет беспокойство мужа по поводу занятий сексом или вашей полноты. Дело не в вашей привлекательности, а в его способности испытывать любовь-заботу и любовь-страсть к одному человеку. А то получается проблемный круг: реакции мужа говорят «нет» вашей женственности, которая и так чувствует себя неуверенно рядом с новой «соседкой» — ролью мамы. Женского в вашем поведении и отношении к себе становится меньше, мужу труднее разглядеть прежнюю Татьяну и т.д.

Брак, который вмещает в себя и родительскую ответственность, и романтику влюбленности, создать непросто. Поэтому часто верх берет логика «или — или». Появление ребенка парадоксальным образом ставит точку в страстных отношениях, плодом которых этот ребенок является. Женщина погружается в заботу о младенце, а у мужчины появляется роман на стороне.

Непросто — не значит, невозможно. Похоже, вы уже пытаетесь это делать: прикрывая живот руками во время занятий сексом, вы как будто сообщаете, что в эту минуту хотите чувствовать себя только женщиной, хотите, чтобы муж сейчас видел в вас именно женщину, а материнство пусть побудет за границей ваших эротических отношений.

Впервые опубликовано на сайте Psychologies.ru

Приемные дети в семье



Юля (26 лет):
Как понять, готова ли я удочерить ребенка?

У меня двое сыновей (5 лет и 2 года), муж все время работает, я сижу с детьми. Вот уже несколько месяцев у меня из головы не выходит мысль удочерить годовалую девочку. Муж согласился, но с опаской (договорились сначала взять под опеку, затем удочерить). Я собрала все документы, скоро уже надо ехать в Дом ребенка — смотреть на Кристину, а у меня паника. Я начинаю думать о каких-то мелочах, о загранпаспорте, о том, как буду выгуливать двоих малышей, как будет все трудно... Я постоянно о ней думаю. Еще я очень боюсь, что меня кто-нибудь отговорит. Я этих людей избегаю. Может, это бегство от себя самой, может, я не того хочу на самом деле? Как понять, готова ли я к девчонке? Сердце разрывается, как подумаю, что из-за моих метаний моя девочка сейчас мучается в детдоме. Может, надо сначала на нее помотреть и тогда все встанет на свои места?

FamilyPoint:
Мне кажется, Юля, что абсолютно естественно испытывать душевное смятение, о котором Вы рассказываете, перед новым, неизвестным и ответственным шагом, которым, безусловно, является удочерение. Чувство вины перед ребенком («моя девочка сейчас мучается в детдоме») и одновременно сомнения в собственных возможностях действуют как две противонаправленные силы и порождают метания, которые Вас сейчас терзают. «Справлюсь ли я? Смогу ли я полюбить приемного ребенка, как родного? Как примут девочку муж и дети? Как повлияет мое решение на внутрисемейные отношения в целом, на отношения с мужем?» Вопросы, подобные этим, закономерно возникают у людей в Вашей ситуации, и, на мой взгляд, в этом выражается понимание серьезности планируемого шага, реалистичный и ответственный подход к усыновлению (удочерению).

Судя по всему, в Вашем окружении есть люди, которые не поддерживают принятое Вами решение, что неудивительно, поскольку в нашей стране крайне мало родителей, которые решились бы на приемного ребенка, когда двое своих уже есть. В отличие от, например, Америки, где усыновляющих и удочеряющих семей, движимых гражданской ответственностью и альтруизмом, значительно больше. Там существуют организации для таких родителей, где можно обмениваться опытом, получать поддержку в трудных ситуациях и поддерживать других людей. В Москве я могу порекомендовать центр «Дети Марии»), там помогают детям-сиротам и не откажут Вам в душевном тепле и дельных советах.

Очень важно сейчас, как мне кажется, взаимопонимание и откровенное общение с мужем. Хотя инициатор Вы, решение это ваше общее, и, возможно, сейчас Вашему мужу тоже непросто. Взаимная поддержка может дать вам обоим силы и уверенность, объединить вас и сделать успешными родителями для всех троих детей.

Отношения с родителями супруга

Алена (22 года):
Мы живем с родителями мужа, и у меня постоянно плохое настроение, хотя ничего ужасного и даже неприятного в нашей совместной жизни нет…

Три месяца назад я вышла замуж и переехала к мужу. Мы живем с его родителями. И это для меня стало по-своему невыносимо. «По-своему» — потому что ничего ужасного и даже неприятного в нашей совместной жизни нет, даже малейшего замечания в свой адрес я никогда не слышала. Но я не хочу идти домой с работы, когда мужа нет (а вечерами его часто нет дома, такая у него работа).

Проблему я вижу в том, что у моей мамы не сложились отношения со свекровью. Около 15 лет они даже не разговаривали друг с другом. И мама всегда говорила мне, что у свекрови и невестки не может быть хороших отношений.

Моя свекровь как две капли воды похожа на свекровь моей мамы. Но сходство это чисто внешнее. Я не знаю, похожи ли они характером, потому что с матерью своего отца я старалась общаться крайне редко; наверное, не могу простить ей поступков по отношению к моей маме. Сейчас у меня постоянно плохое настроение, потому что я за что-то тихо ненавижу свекровь, да что там говорить, это чувство переносится на всю семью мужа. Мужу я не могу об этом сказать. Это было бы несправедливо по отношению к нему, да и к ним. Моя мама все время повторяет, что, если бы мы жили с моей семьей, нам было бы лучше. Но я также не могу просить маму замолчать. Так жить становится невыносимо. А возможности жить отдельно у нас с мужем нет. Скажите, как мне поступить?

FamilyPoint:
Алена, тема отношений свекрови и невестки стара как мир, и не думаю, что для благополучия Вашего брака требуется, чтобы Вы полюбили маму мужа и сблизились с ней. Вполне достаточно общечеловеческого уважения и вежливости. Другое дело, что вам, как молодоженам, сейчас важно налаживать свою семейную жизнь, Распределение обязанностей в ней (кто за что отвечает), договоренности о правилах, обустройство совместного быта, создание уютной для вас двоих атмосферы и пр. — это неизбежно будет отличаться от того, как все устроено у родителей.

Возможно, Вы испытаете облегчение, если переключите внимание на решение очень конкретных задач, непосредственно касающихся Вашей новой семьи, которая на данный момент состоит из двух человек — Вас и Вашего мужа. Вам надо принять совместные решения по финансовым вопросам (на какие деньги вы живете, как их тратите), ведению хозяйства (кто и когда готовит, стирает, убирает, ходит в магазин), решить, как вы проводите свободное время.

Заниматься всем этим в родительском доме (неважно, чьи именно родители) непросто, потому что там действуют свои, сложившиеся в течение многих лет и привычные только одному из вас, законы. Тем не менее, вам с мужем будет полезно создать что-то вроде государства в государстве, в котором будут новые (устраивающие и Вас, и его) порядки. Думаю, обсуждение этих вопросов не покажется Вашему мужу чем-то несправедливым и вряд ли может его обидеть.

Чувство собственного дома необходимо, наверное, каждому человеку. Свой дом — это безопасное место, где можно отдохнуть и расслабиться, островок приватности, закрытый от внешнего мира. Домом может служить любое замкнутое пространство (квартира, комната, угол за занавеской), которое человек считает своим. Коль скоро так сложились обстоятельства, что Вы живете вместе с родителями мужа, Вам нужно позаботиться о своем личном комфорте на их территории. Есть технические вопросы (где и чем Вы будете заниматься в свободное после работы время), о которых можно договариваться с мужем и его близкими. Важно, чтобы Вы признали за собой право на собственное пространство в их квартире, не чувствовали себя в гостях и позволили бы себе проводить там время так, как нравится именно Вам.

Сложность заключается в том, что, с одной стороны, для вашей супружеской пары и для Вас лично автономия в рамках родительской семьи необходима. С другой стороны, потребуется много такта и гибкости с обеих сторон для того, чтобы научиться «мирному сосуществованию», при котором и вы, и родители уважительно относились бы к частной жизни друг друга, а в случае необходимости были бы способны договариваться и принимать общие решения. Думаю, самое главное, чтобы трудности, которые могут встретиться на этом пути, не разъединяли Вас с мужем. В тех вопросах, которые касаются взаимодействия с родителями, полезно достигать единодушия, говорить «мы», а какие-то личные желания и устремления — ведь разные точки зрения (и это абсолютно естественно) бывают у всех, даже самых близких и любящих людей, — можно реализовывать в других сферах вашей жизни.



Светлана (38 лет):
Как вести себя с родителями мужа?

Наша семья (муж, ребенок и я) до недавнего времени жили отдельно. Сейчас вынуждены жить с родителями мужа, т.к. нет возможности купить себе квартиру.

Со свекровью общий язык найти элементарно, она старается со всеми контактировать. А вот свекор... Он всем навязывает свое мнение, не дает высказаться, оскорбляет и меня и своего внука, выкрикивает такие гадости, что даже повторять не удобно. Постоянно лезет в нашу личную жизнь.

Я перестала с ним общаться, не обращаю на него внимания. Так проходит месяца два, а потом он вызывает меня на скандал. Причем я вижу, что ему хочется меня ударить. Я не даю себя в обиду, оскорбляю его. После этого меня трясет. И все повторяется через два месяца.

Я знаю, что надо выбрать для себя какую то тактику поведения. Понимаю, что самое лучшее жить от него за 2000 км. Может, вы мне что-нибудь посоветуете?

FamilyPoint:
А как реагирует Ваш муж, когда между Вами и его отцом происходят конфликты? Что делает свекровь во время скандалов? Считают ли Ваши родственники (муж и свекровь) претензии свекра обоснованными? Если они на Вашей стороне, то почему, как Вам кажется, они не поддерживают Вас открыто? Если представить на минуту, что Вы не включитесь в борьбу со свекром, что может произойти? Как устроена жизнь в семье в периоды затишья? Кто с кем сближается, а кто отдаляется? Когда Вы с мужем чувствуете себя ближе друг другу, в относительно мирное время или когда происходят ссоры с его отцом? Была ли раньше у Вашего свекра склонность навязывать другим людям свое мнение и вести себя несдержанно? Кто тогда противостоял ему? Если такие члены семьи были, почему они не делают этого сейчас? Возможно, в семье всегда только один человек (свекор) имел право голоса. Как подобная ситуация воспринималась другими родственниками? Какие способы выработал каждый из них для того, чтобы его потребности принимались в расчет? Наверное, и свекровь, и муж научились как-то с ним ладить; как они это делают?

Надеюсь, мои вопросы помогут Вам увидеть семейную ситуацию в целом. Такое впечатление, что система семейных отношений «выталкивает» Вас на роль единственной защитницы интересов ребенка и вашей с мужем личной жизни. Остальные члены семьи как будто делегируют Вам и свекру ответственность за ведение изматывающей борьбы, открыто не высказывая своей позиции и не отстаивая ее.

Более сбалансированный вариант мог бы выглядеть следующим образом. Вы с мужем вместе заботитесь о своих супружеских потребностях и о ребенке, выступаете, как одно целое. Тогда свекровь и свекор начнут больше контактировать друг с другом и, вероятно, придут к единому мнению, как строить отношения с Вашей семьей. Думаю, такая ситуация во взаимоотношениях — с четко определенными границами между вашей с мужем семьей и семьей его родителей — ускорит ваш переезд в отдельную квартиру, которого Вы так ждете.

Ситуация развода



Ирина (19 лет):
Отец нашел другую женщину, хочется помочь маме…

Мой отец ушел из семьи... Нашел другую женщину... Очень жалко маму, хочется ей как-то помочь, поддержать ее. Сама я все-таки верю, что впереди у нее еще много всего и, может быть, лучшего, ведь нашу семью нельзя было назвать идеальной. Да таких, наверное, и нет.

Прошло уже почти полгода. Хотя формально они все еще в браке, дома он не живет. Мама хотя и старается всего не показывать, очень переживает, часто вспоминает что-то связанное с ним, потом злится. Она потеряла ко всему интерес, сидит дома, никуда не ходит. Хочется ее как-то растормошить, заставить поверить в себя, объяснить, что жизнь на этом не кончается, но... В общем, не знаю, что делать. Как я могу ей помочь? Пытаться как-то ее настраивать на лучшее или подождать, пока все само пройдет?

FamilyPoint:
То, что Ваша мама сейчас очень переживает и злится, естественно и неизбежно. Подобные тягостные чувства испытывают все люди, когда сталкиваются с утратой ценных отношений. Воспоминания о прежней жизни с Вашим отцом, о хорошем и плохом, что было между ними, — важный этап проживания горя, потому что поток жизни непрерывен и без прошлого нет будущего.

Ваша отзывчивость и горячее желание помочь близкому человеку — прекрасные качества. Но, думаю, Вы чуть-чуть торопитесь, ожидая быстрых изменений и подталкивая маму к возвращению к нормальной жизни. А Ваша мама, похоже, пытается оградить Вас от боли, когда, как Вы говорите, «старается всего не показывать». Может быть, в Вашей поспешности она видит неготовность соприкоснуться с сильными негативными эмоциями. Быть чутким и в то же время ненавязчивым помощником для горюющего человека непросто, особенно когда речь идет о семейных делах и то, что произошло, касается и Вас лично. Поэтому, как мне кажется, имеет смысл со вниманием отнестись к собственным переживаниям, связанными с уходом Вашего отца из семьи к другой женщине. Думаю, для Вас это тоже потеря, и, если Вы позволите себе испытать весь «спектр» сопутствующих ощущений: обиду, злость, вину, печаль, — Вам станет понятнее состояние Вашей мамы. Если ваши отношения достаточно доверительные, Вы могли бы поделиться с ней своими переживаниями (которые в чем-то похожи, а в чем-то отличаются) и стать ближе друг другу. Возможно, тогда маме не надо будет прятать свои чувства от Вас, и вы сможете поддерживать друг друга, как два взрослых человека.

И еще одно соображение семейного психолога. Супружеская жизнь Ваших родителей касается только их двоих, и, даже если они решат развестись, ни отец, ни мама не перестанут быть Вашими родителями. Вы пишете, что вашу семью нельзя было назвать идеальной и раньше. Возможно, это связано с проблемами, которые давно существовали в их отношениях, а полгода назад заявили о себе открыто. Сейчас, как мне кажется, Ваша задача заключается в том, чтобы сохранить отношения с каждым из родителей по отдельности, а разбираться с супружескими проблемами предоставить им самим.

В том, чтобы занять подобную позицию, я вижу для Вас способ остаться дочерью своим родителям вне зависимости от того, какое решение, касающееся их брака, они в конце концов примут. Таким своим поведением и отношением Вы «сообщите» отцу и матери, что способны пережить прекращение их супружеских отношений. Это создаст благоприятные условия для того, чтобы чувство вины, которое мучит при разводе обоих супругов (и здесь не важно, кто «первый начал»), отступило. Думаю, это принесет облегчение и маме, и отцу. Что, в свою очередь, даст Вам возможность переключить внимание и силы на собственную жизнь.

Проблемные взаимоотношения между взрослым человеком и родителями

Елена (46 лет):
Сейчас мои отношения с сыном — холодная война…

Моему сыну 22 года, воспитательный процесс происходил без активного участия папы (мы в разводе, но в нормальных отношениях). Мои отношения с сыном можно определить как дружеские: вечерние разговоры о событиях за день, и я и он в курсе значимых событий, он легко ходит со мной и в гости к моим подругам и в кино не откажется... Но это дружба с большим креном с моей стороны: я старалась конфликты сглаживать. И вот он пошел работать, зарабатывает в два раза больше меня. Я расплачиваюсь за долги, сделанные, когда сын не работал, я его кормлю. Он тратит деньги на удовольствия: отдых довольно частый, встречи с друзьями и т.д. Когда я поставила вопрос о частичной оплате его питания, в агрессивной форме получила отказ: «Мне сейчас тяжело, а ты меняй работу — расти и не перекладывай свои проблемы на меня. Всех моих друзей мамы кормят за свой счет. Тебе тоже будет тяжело (в старости), я тоже не откликнусь на твою просьбу».

Я сейчас его игнорирую, не готовлю, не стираю, не глажу...

Жить в одной квартире в режиме холодной войны — не выход. Опять покупать его отношение к себе — тоже не решение проблемы, а ее затягивание…
FamilyPoint:
Что такое взрослость, когда она наступает и в чем выражается? Как могут выглядеть конструктивные отношения двух взрослых людей, один из которых был в роли ребенка, а другой — в родительской роли? Как видоизменяются эти роли, когда речь идет о взрослых людях? Наверное, ни у кого нет сомнений в том, что выросшие дети становятся более независимыми (и эмоционально, и материально) от родительских семей, но в какой степени? Остается ли что-то, что их объединяет, в чем может проявляться эта общность? Конечен ли «проект» родительства и, если да, что приходит ему на смену?

Наверное, ответы на эти вопросы в каждой семье свои. Я расскажу, как смотрит на процесс взросления и отделения ребенка системная семейная психология.

В 22-23 года человек уже взрослый. Это значит, что процесс его воспитания завершен: мама и папа все что могли своему ребенку уже дали, родительский долг исполнили, родительская семья перестала быть для него средой, необходимой для развития, и теперь выживание (психологическое и материальное) человека не связано уже так жестко, как в детстве, с его семьей. Если ребенку необходимы материальная помощь и эмоциональная поддержка родителей, то для взрослого дело обстоит иначе. Денежные вопросы (кто кому помогает и в какой мере) становятся предметом взаимной договоренности, а не чьего-то долга. Мнение родителей относительно поведения выросшего члена семьи может учитываться им, но уже не полностью определяет его образ жизни. Одобрение приятно, но без него можно обойтись. Неодобрение — переносимо. Как и в других взрослых отношениях, можно иметь разные взгляды по каким-то вопросам и при этом не конфликтовать.

Взросление ребенка как путь к большей самостоятельности и отдельности — это длительный процесс, начинающийся с самого рождения. Схематично его можно изобразить так.


Большой круг — это родительская семья, маленький — ребенок. Пунктирная граница маленького круга обозначает формирующуюся в процессе воспитания индивидуальность и самостоятельность ребенка (рисунок 1). Этот процесс считается завершившимся успешно, если ребенок в итоге становится отдельным и независимым от родительской семьи человеком (рисунок 3). В этом смысле родительская функция парадоксальна: мы выращиваем детей, чтобы стать им ненужными.

Драматический период отделения выросшего ребенка от родительской семьи обозначен на рисунке 2. С психологической точки зрения ситуация на этом этапе симметрична: молодому человеку надо отделиться, а родительской семье — отпустить его. Это, пожалуй, самая трудная задача в развитии семьи в целом, потому что внутрисемейные роли, функции, эмоциональные связи — все меняется, когда дети становятся самостоятельными. Вот почему на этом этапе люди так часто сталкиваются с разного рода трудностями.

Разногласия и конфликты вокруг материальных вопросов часто случаются в семьях, где есть взрослый ребенок. Если родители не оставили попыток регулировать его поведение, воспитывать его, то им приходится прибегать к «взрослым» инструментам влияния и давления (например, к угрозе лишить денежного довольствия). Ведь, когда «ребенку» 22, как Вашему сыну, Елена, его не поставишь в угол, не лишишь просмотра телевизора, да и другие дисциплинарные меры вряд ли помогут.

На этапе отделения выросшего ребенка от родительской семьи перед участниками ситуации стоят разные задачи. Молодому человеку надо преодолеть естественный страх перед выходом во взрослую жизнь (он там еще ни разу не был), научиться брать на себя ответственность за свое материальное, профессиональное, эмоциональное и пр. благополучие, перестать искать опору исключительно в родительской семье. Ему надо принять тот факт, что детство, каким бы оно ни было, закончилось, и его родители все, что могли ему уже дали. Хорошо бы научиться быть благодарным своим родителям за то полезное, что он получил, и простить то неудачное, что между ними было. Это непросто, это требует времени и, возможно, работы над собой.

Родители могут помочь ребенку в этом. Слово «отпустить» предполагает, что они найдут в себе смелость и изобретательность удовлетворять свои эмоциональные потребности в поддержке, тепле, понимании, ощущении собственнной нужности и другими способами, связанными не только с выросшим сыном или дочерью. Если семья полная, отделение ребенка оставляет супругов наедине друг с другом. Возможно, это непривычно и сложно, потому что последние 20 лет их объединяла родительская функция, которая теперь неактуальна. Если мама вырастила ребенка одна, то она поможет ему отделиться, если перестанет «покупать» дружеское отношение к себе, ожидать от него внимания сейчас и в отдаленном будущем, а построит отношения с другими людьми — такие, в которых ее потребности в дружбе и заботе будут удовлетворены.

Родителям полезно помнить, что время направлено из прошлого в будущее, а не наоборот, и вложение сил в воспитание ребенка не предполагает возвращения «долгов», когда ребенок вырастет. Забота о старом и немощном родителе — дело отдаленного будущего. Это сто лет назад взрослость ребенка и старость родителей совпадали хронологически, а сейчас люди живут значительно дольше. Возможно, к тому моменту, Елена, когда (и если) Вам понадобится физическая помощь Вашего сына, он и сам будет пожилым человеком. Мне кажется, что уважительное и сострадательное отношение к старым людям, из которого вытекает искренняя забота о них, не предмет долга или торга. Скорее, это то, чему обычно младшие учатся у старших, — например, когда человек видит, как его родители заботятся о своих родителях.

Взрослеть трудно, и не менее трудно расставаться с выросшими детьми, но в целом это благодарная работа для каждого, кто за нее взялся. Более свободные отношения, объединяющие взрослых и близких людей, приносят радость не только самим этим людям, но благотворно влияют и на новые поколения, через которые пополняется и растет их семейное «дерево».



Оля (23 года):
Я задыхаюсь от маминой опеки.

Я до сих пор живу с мамой. Мама воспитывала меня и сестру одна. Растила на маленькую медсестринскую зарплату. Конечно, я очень люблю ее, знаю, что никому не нужна так, как ей. Но эта любовь превращается в истерию, мне кажется, что подсознательно мама не дает мне возможности уйти из семьи. Может, она боится остаться одна, я — смысл ее жизни. Ежедневные нотации, сверхмерная забота, решение моих проблем - те занятия, которые позволяют ей считать себя нужной и востребованной. Несколько попыток создания личной жизни оборачивались разладом и в первую очередь благодаря вмешательству собственной мамы. Она говорит, что желает мне счастья, я задыхаюсь от ее опеки.
FamilyPoint:
В отношениях, которые строятся по схеме «материнская жертвенность — дочерняя вина», противоречивых чувств, любви и ненависти, часто бывает с избытком. Чего в них не хватает, так это свободы, или места для кого-то или чего-то третьего — для мужчины, для ваших личных интересов. Вы делаете шаг в сторону — вина возвращает вас обратно; вы решаете быть примерной дочерью — и задыхаетесь. Кроме того, чрезмерная опека, в которой вы выросли, затрудняет принятие самостоятельных решений: если вы не нужны никому, кроме своей мамы, какой прием ждет вас за границей семейного круга?!

Если вы все же отважитесь стать самой собой, а не только маминой дочкой, спрашивайте себя: «в чем конкретно я считаю себя виноватой?». Помните, что сам ход биологического времени продвигает вас к независимости. Благодарность родителям мы выражаем, поворачиваясь лицом к будущему, а не застывая в прошлом: мы передаем своим детям то ценное, что сами получили в детстве. Сближайтесь с сестрой: вдвоем «семейный груз» легче нести.

Из вашей истории можно извлечь полезный урок: та форма любви, когда один человек заменяет для другого все многообразие жизненных отношений, душит.

Вы поразительно точно описываете саму суть проблемы — слишком сильной родственной связи. Вы умеете наблюдать за собой, а это важный шаг к тому, чтобы изменить свою жизнь.

Алкогольная зависимость и семья

Наташа (20 лет):
Мой отец — алкоголик…

В нашей семье большая проблема: отец — алкоголик! Недавно из-за этого его уволили с работы, другую искать он не хочет, он только сидит дома и пьет. Постоянно я возвращаюсь домой с опаской, думаю, что отец выкинет на этот раз (он уже резал вены, выкидывал наши вещи в окно, причем не только одежду, но и технику, ломал мебель). Выгнать его из квартиры невозможно: мы живем рядом с его родителями, и он переезжать не хочет. Работу искать он тоже не собирается. Ему поступала масса предложений, но он отказывался: ему просто лень работать целый день, он согласен «часика 2-3 бы поработать». Когда он напивается, он совсем неадекватен, постоянно разговаривает с невидимым человеком, может даже ударить кого-нибудь уже из реальных людей. Что делать? Мы уже совсем отчаялись, это постоянное ощущение страха просто невыносимо!
FamilyPoint:
Обратите внимание, Наташа, на связь между заболеванием (точнее, фазой алкогольного поведения) отца и Вашим отношением к нему. Если человек за себя не отвечает и опасен для себя и своих близких (и Вы приводите такие примеры), то при чем тут рассуждения о том, чего он хочет или не хочет? Если же считать его дееспособным, то почему Вы пытаетесь решать за него, где ему жить и чем заниматься?

Жизнь вашей семьи похожа на лодку, за рулем которой алкоголизм. Алкоголизм — это болезнь, живущая по своим законам: запой сменяется некоторым просветлением, потом снова запой. «Приступообразная» динамика — свойство, характеристика этого заболевания, и она не зависит ни от воли или желаний больного человека, ни от действий его близких. А в вашей семье получается так: смена состояния отца влечет смену вашего восприятия его как человека. Он у вас то неадекватный (тогда вы его обоснованно боитесь), то вменяемый, но ребенок (тогда вы его воспитываете). Думаю, такая двойственность мешает вам, его родственникам, вести себя последовательно и как-то налаживать жизнь семьи с учетом того, что один из вас серьезно болен.

Вы ничего не говорите о других членах Вашей семьи, но в своем рассказе о страданиях, которые приносит алкоголизм отца, часто повторяете слово «мы». Складывается впечатление, что Вы единственная, кто по-настоящему обеспокоен и кто пытается взять на себя всю ответственность в этой трудной ситуации. Уравновешена ли эта ответственность Вашими полномочиями? Действительно ли родственники делегировали Вам полное право принимать такие «неприятные» решения, как, например, принудительная госпитализация отца или вызов милиции, если происходит насилие?

Очень рекомендую Вам обратиться в организацию «Анонимные Алкоголики» (которая функционирует во многих российских городах) и стать членом группы для родственников алкоголиков. Там Вы научитесь брать на себя ответственность только за то, за что Вы реально можете отвечать, — например, за собственную безопасность. И не поддерживать своими реакциями колебания в алкогольном поведении отца. Если Вы будете последовательны в своих поступках, этим Вы реально поможете и себе лично, и всей вашей семье.

Психиатрическое заболевание и семья

Антон (20 лет):
У моей девушки депрессия...

У моей девушки затяжная анестетическая депрессия (деперсонализационная депрессия). Именно такая, когда пропали все чувства: любви, радости, горя, получения удовольствия от жизни, музыки и т.п... Началась где-то в начале 2006 года, и только в сентябре поставили диагноз и начали лечение.

Сначала назначили «Параксетин», но нашли только «Рекситин» (аналог). К этому добавили витамины «Нейровитан» и «Ноофен». Пропила она «Рекситин» 1 месяц по 1 табл. Потом прочитали, что есть такая вещь, как «Золофт», что он лучше и дороже, посоветовались с врачом, и он сказал, что если есть деньги на лечение «Золофтом», то это будет еще лучше, и выписал рецепт. Вот она пьет и по сей день «Золофт». Сначала принимала по 1 табл., сейчас уже доза — 2 табл. в сутки. Иногда принимала дополнительно гидозепам для снятия чувства тяжести в груди и чтобы немного снять тревогу.

Понимаете, проблема в том, что, когда только начинали лечение, кроме того, что пропали чувства, были еще тревоги, неуверенность, плохой сон, потеря веса и т.п. Теперь все прошло, кроме явных признаков деперсонализации. То есть она говорит, что ничего не чувствует, и очень за это переживает, тем более что по жизни она очень эмоциональный человек и теперь не может найти себе место. То есть это лечение помогло устранить «простые» признаки депрессии, да, все нормально, есть даже работоспособность, Но нет чувств.

Вот и вопрос: согласно одному научному исследованию, «Золофт» не эффективен в лечении деперсонализации. Но согласно инструкции и статье о самом препарате, он лучше всех СИОЗС и применяется для лечения любых типов и степеней депрессий — правда, нет ни слова про деперсонализационную...

Где же правда? Что действительно лучше всего будет именно для лечения деперсонализационной депрессии?

FamilyPoint:
Мне есть, что сказать Вам, Антон, хотя могу предположить, что мои слова вызовут Ваше негодование.

Чего не следует делать в Вашей сложной ситуации: 1. пытаться быть лучшим врачом для девушки, чем тот специалист, у которого она лечится.

2. пытаться быть лучшим родителем для девушки, чем ее мама и папа.

3. пытаться в отношениях с девушкой решить проблемы своей родительской семьи.

Что может пойти на пользу делу: 1. почитать книги по системной семейной психотерапии.

2. поделиться с девушкой ответственностью за нахождение эффективного метода лечения.

3. выйти из роли спасателя.

4. строить отношения с самой девушкой, а не с ее болезнью.

5. обратить внимание на собственные чувства, которые возникают у Вас в связи с отсутствием чувств у нее.

Ваша просьба в высшей степени парадоксальна. Вы просите совета по подбору лекарств у психолога (человека, обычно не имеющего медицинского образования), при этом выказываете свою глубочайшую осведомленность в этом вопросе, а также то, что ни одно из мнений профессиональных психиатров Вас до сих пор не убедило. Как будто Вы говорите: «Помогите мне, но мне никто помочь не может».

Еще один парадокс: вы говорите, что девушка ничего не чувствует, и очень за это переживает». Но переживать — это значит чувствовать, не так ли? Возможно, это именно Вы переживаете по поводу того, что не видите с ее стороны проявления чувств по отношению к Вам, и хотите вылечить свою боль, найдя подходящее лекарство для нее, и при этом не признаетесь себе в этих «эгоистических» желаниях? Получается чрезвычайно запутанная конструкция, и разобраться, кто из вас что чувствует и за что отвечает, крайне затруднительно.

Могу предположить, что сходная коммуникативная неопределенность существует и в непосредственных отношениях с девушкой. Психиатрические болезни «любят» туман подобного рода и просто «расцветают» в нем. Для того чтобы не подпитывать депрессию, нужна ясная и однозначная коммуникация. То есть — чувствовать за себя, говорить за себя и решать за себя.

И еще несколько слов, которые лично мне важно сказать Вам, Антон. Ваш альтруизм, забота и внимание к дорогому для Вас человеку вызывают у меня искреннее уважение и восхищение. Это, по моему мнению, очень редкие и драгоценные качества человеческой души. И если у Вас получится отделить их от разных «надо» и «не могу по-другому», или, другими словами, расшириться на еще одно измерение, которое называется «свобода», то это может стать для Вас источником настоящей радости и полноты жизни.



Егор (25 лет):
Жена постоянно повторяет, что она плохая мать, появились суицидальные мысли…

Меня пугает психическое состояние моей жены. Все началось месяц назад, когда нашему новорожденному сыну потребовалась операция. Жена провела с ним в больнице 3 недели. За это время она сильно устала, практически не спала. Ребенок часто плакал, плохо спал. Врач детской больницы сказала жене, что та плохо ухаживает за ребенком. На жену это сильно повлияло, она действительно в это поверила, охладела к ребенку. Стала постоянно повторять, что она плохая мать, что ребенок ей не нужен, появились суицидальные мысли. После выписки сына из больницы состояние жены несколько улучшилось, но через пару дней жена попыталась выброситься из окна. Сейчас она говорит, что хотела просто меня напугать и ничего плохого не сделала бы. Прошу Вашего совета, как быть и что мне делать.

FamilyPoint:
Егор, похоже, Ваша жена переживает последствия послеродовой депрессии. Депрессия такого рода может возникать в силу разных причин: психического статуса женщины, осложненного течения беременности, событий, предшествующих и сопутствующих беременности. Женщине кажется (часто безосновательно), что она родила «неправильного» ребенка, что она не сможет о нем должным образом позаботиться и т.д. В вашем случае дело осложнилось болезнью ребенка, вину за которую, вероятно, ваша жена взяла на себя. Ей необходимо обратиться к психиатру, так как лечение тяжелых депрессий, особенно с суицидальными наклонностями, лежит к области его полномочий. От того, насколько быстро и эффективно пройдете вы этот тяжелый этап, зависит благополучие вашей семьи. В этот непростой период, Вам, Дмитрий, важно сохранить свою эмоциональную стабильность для полноценного воспитания сына и скорейшего восстановления психологического комфорта в семье. Это трудная задача, поэтому я предлагаю Вам помощь нашей психологической консультации.

Семья и экономический кризис

Людмила:
Как поддержать мужа, который потерял работу?

Моего мужа, как и многих сейчас, уволили с работы. Он звонит по друзьям, ищет новое место, но пока никаких перспектив. Всего неделя с тех пор, как он сидит дома, но ему кажется, что уже месяц прошел. Он молодец — многое делает по дому, дочку забирает из школы и водит на танцы, но я понимаю, какой это удар по его самолюбию — вдруг из активного делового мужчины превратиться в домохозяина. Как мне себя вести, чтобы его поддержать, чтобы он не мучился от чувства вины? Мне почему-то кажется, что обсуждать с ним это не стоит.

Люси Микаэлян:
Из вашего письма ясно, что вы уже поддерживаете мужа. Вы понимаете, что ему сейчас трудно и проявляете деликатность, не приставая с неуместными разговорами. Вы замечаете реальную пользу, которую он приносит семье, когда помогает по дому и занимается с дочкой. Вы не обвиняете его в случившемся и видите, что он старается найти новую работу.

Кризис — трудное время: происходят неожиданные изменения по не зависящим от нас причинам. Привычный порядок жизни меняется, а это угроза стабильности семьи. Постарайтесь ответить внутренним спокойствием на внешнюю неустойчивость. У вас хорошие отношения с мужем, вы верите в него. И, действительно, его способности и качества, которые позволяют ему быть активным и деловым мужчиной, не исчезли после увольнения. Значит, он сумеет найти им применение с учетом новых обстоятельств.


Написано для журнала ELLE.




© 2007–2010 FamilyPoint. тел.: 8(495)749-1038   familypoint@yandex.ru